Воспитание очень долгий процесс и результаты видны нескоро. Иногда кажется, что все напрасно и руки опускаются. Иногда, не знаешь где построить границу, а где дать свободу.

Я для себя «изобрела» такой принцип — представлять Диму взрослым, а именно в возрасте 30 лет и соотносить все воспитание с тем поможет ли моё воздействие ему быть счастливым, уверенным и самодостаточным в будущем.

Тогда все капризы, упрямство и трудности воспринимаются как попытки самоутвердиться и стать самостоятельным. А это придает мне терпение и мое эго не страдает, ведь сложности поведения направлены не конкретно против меня. Это такой этап и не более.

Для меня неважно будет ли сын работать в офисе или как мы с мужем, самостоятельно. Будет ли к 30 годам семья и дети. Какой отдых он будет предпочитать. Главное, чтобы он знал, что мир ему подвластен. Что любое настроение временно, как и трудности. Что его желания нормальны и исполнимы. Что он волен выбирать свой внешний вид, окружение, свой путь. Что уважение и искренность — это ценности. И многое другое, чего я не могу предугадать для его счастья.

Ищем свой «ключик» к воспитанию

Кажется мы с мужем нашли «ключик» для преодоления кризиса трёх лет. Мы с рождения стараемся проявлять сочувствие и эмпатию по отношению к ребенку, быть искренними и вовлеченными в жизнь Димы. Но когда сын пришел к кризису самоопределения «я сам», то у нас начались проблемы. Его упрямство доводило нас иногда до бешенства и слез. Часовые разбирательства, уговоры и наказания не приводили к результату. Только усугубили ситуацию. Одевание было наказанием для меня и мне легче было уступить. Дима ко всему прочему кусался, дрался и щипался что дома, что на площадке. Я не могла расслабиться нигде. Любые дисциплинарные мероприятия встречали сопротивление и в результате Дима стоял в углу, а я чуть не плача уходила в другую комнату. Хороших и приятных моментов становилось все меньше. Я чувствовала бессилие.

конфликты можно использовать как моменты наибольшего сближения с ребенком

Кардинально ситуация поменялась, когда мы с мужем поменяли отношение к капризам и упрямству сына. Я начала читать книгу Готтман и Деклер «Эмоциональный интеллект ребенка» и там нашла для себя новую мысль, что конфликты можно использовать как моменты наибольшего сближения с ребенком. Не становится противником, а быть на одной стороне, используя наши навыки эмпатии. Мы с мужем стали использовать кризис как возможность прикоснуться к внутреннему миру сына, понять что его тревожит и разделить с ним тяжелую ношу эмоций. При конфликтах мы перестали наказывать, а стали разделять те чувства, что сопровождали негативизм и упрямство.

Скажу сразу, ситуация изменилась не сразу. Прошло примерно 2 недели прежде, чем наши отношения изменились, но все усилия полностью оправдались. И сейчас не все идеально. Бывают и наказания и мои слезы, но этого стало гораздо меньше. Дима, как будто перестал ощущать во мне и муже противников. Мы стали одной командой.

Это мой опыт родительства. У Вас, мой дорогой читатель, он может быть совершенно другим. Дети приходят к нам, чтобы научить и научиться. Часто бывает сложно, но это только повод заглянуть в себя, увидеть себя настоящих и измениться.

А как было у Вас? Какие выводы Вы сделали? Что предприняли в похожей ситуации? Поделитесь в комментариях своим видением или просто распространите в социальных сетях, чтобы другие родители могли стать чуть мудрее.

С уважением, Александра Бондаренко.